Истинная Церква Всеобщего – Золотой Ключег

О саморазвитии и самореализации можно сказать очень много, а можно и обойтись двумя словами «деццкий онанизм». Как тебя свили в двойную спираль, братец, так ты и развиваешься, каждой из стопиццот охулионов клеток: по теломере до метильной группы и пиздык. А как ты реализуешь ся, видно по сумме годового дохода, разделённой на отработанное время.

Заниматься деццким онанизмом мы здесь решительно не будем. Пусть старые дети дают в голову психоблогерам, пусть учатся спортивному дыханию кверху жопой, а мы теперь У Мамки Взрослыя и стремимся прийти в себя, перевернуться и вынырнуть. Мы неисправимы (Всеобщая Хвала Пророку!), мы воры прощёные, от нас несёт любимой дохлой кошатиной (Катце, комм, о йа), мы абсолютно такие же, но коварные Служители Церквы надули нам сознанки в поддувало и теперь мы скорее горим, чем гниём.

Улавливаешь? Измениться нельзя, но осознающему и не нужно меняться, чтобы действовать по своей воле: он себе не мешает, его персонаж может быть сколь угодно гнусным, им можно просто не пользоваться, а пользоваться всем остальным. Оправданий нет и уже не будет. Осознание сжигает всё, а особенно легко сжигает ту коросту из жизненного говна, вокруг которой водят хороводы психологи. Твою драгоценную, уникальную личность.

Точно ли твою?

Почти никто из нас не живёт собой, почти никогда. Фокус сознания прыгает из одного чучела в другое, порождая грёзы: вот я модный студент, а вот дипломированный специалист, вот я на кайенне, вот я с анжелой из телека, вот я втащил этому уроду, вот я сказал то и это, а вот если бы тогда не, а вот могу же я. Всегда завтра, край с понедельника, со следующей получки. Всегда где-то, только не здесь. Всегда кем-то, лишь бы не собой. Пока сознание пребывает в будущем, которого не случится и в месте, которого не было — оно не в себе. Пребывая не в себе, оно создаёт (из всего этого никогда-не-бывшего) твоего персонажа, которого тоже нет. Пребывая в ложном тебе, оно истекает из тысяч его прорех, а оставшаяся лужица на дне и есть то, чем ты распоряжаешься в повседневности, весь твой капитал — три копейки на поддержание штанов. В которых штанах и закопают.

Кем бы тебе ни досталось играть, он твой лучший персонаж; к сожалению, его нельзя ни убить, ни даже отпиздить. Хуже того: он не может быть себе плохим, твой персонаж, он от того шизеет, травит тело и дохнет. Поэтому придурка даже ругать нельзя, только стебаться. Ну как нельзя, можно и ругать.

Можно ругать, грызть, клясть себя, можно проложить в голове кольцевую и пустить по ней чёрный паровоз или вечно падать в чёрном лифте — это путь героя, за это Дарвин специальный Орден Эволюции вручает тем, кто выдержит Ужос Существования и не вздёрнется. Так вырабатывается устойчивость вида к депрессии, и если тебе не выпало быть подопытным, лучше не начинай.

Ещё хуже расчёсывать сладко болящие раны и дрочить на себя-прошлого, хуже потому, что почти неизбежно с возрастом. А самое худшее — удерживать лишнее внимание на персонаже своей биографии, копаться в нём и выискивать травмы, «искать себя» или «свой путь», и так становиться жрецом культа собственного чучела, дрочить на самого себя. Всякое наблюдение персонажа должно прекращаться выводом и переключением, это очень важно. Вспомнил, посмотрел, закрыл вопрос.

Отнестись лучше всего по-крестьянски: ну вот такая у меня корова, какая ни есть, а кормилица. Каждый из нас проебал своего гагарина, это не изменить, за него был манекен Иван Иванович с магнитофоном «Яуза» в заднице. Тебе придётся думать за Иванываныча, делать за Иванываныча, предвидеть, исправлять и предупреждать его ошибки. Это очень доставляет, но я заговорился и так и не напейсал, что такое «прийти в себя», так что это какнебуть потом, а то шабес вон уже на дворе.

http://itzerkva.com/sicher-fahren/