Церква подробно разъясняет про Загробное и Похоронное

В Церкве Всеобщего ты никогда не услышыш за всякие «загробные жызни».
Это даже не потому, что никаких «загробных жызней» не бывает, и любой открывающий пасть на эту тему заведомо врет, это оттого, что Церква Всеобщего впаривает тебе леригею, которая полностью освобождает Курящего отсыпаемое здесь от всех кажущихся неприятностей, связанных со смертью, ведь в так называемой «смерти» нету ничего плохого.


Это нормально, пожыть сколько сумел, а потом вот так взять и склеить ласты. Безумцы вокруг тебя привыкли Дгаматизировать этот момент, и размазывать округ него весьма многочисленные сопли, но ничего особо Таково в этом нету, щолкнуть ластами есть ровно такое же жызненное действие, как например сходить посрать.
Да, конешноже, щолкнуть можно очень по-разному, как тащемта и сделать любое человеческое дело – либо по-людски, либо по-мудацки, то есть плохо, с неудобствами для окружающих и в целом наотъебись, но придавать окончанию жызни большее значение, нежели тому же рождению, есть самое откровенное безумие.
Впрочем, сегодня ты уже и сам прекрасно видишь, каким только безумиям не научили доверчивого быдлу всякие гниложопые тилигены, вконец чокнувшыеся на почве Личной Йаркости.
Скорее всего тебе даже понятно, что для нас, неутончонных краснорожых быдел, ничего хорошего из тилигенцких научений не воспроизошло, оттудова воспроизошли только гниль и безумие навроде «уступай деваськам, сажай за свой стол пидарасов и одалжывай ся у жыдов».
Именно оттудова, из тухлого тилигенцкого ганглия, проистекает и нонешнее «общепринятое» понимание смерти как чего-то Ужастного и Тгагического.
Хотя ужастной тгагедией смерть является только для них, для телегенов с Богатым Внутренним Миромъ, ну и для тех мудаков, кто хавает всякое гавно с телегенцкой ладошки.
Боятся склеить ласты только никчемушные мудаки. Чем безполезнее мудак, тем сильнее он сцыт.
Не зря же прослежывается едва ли не дословное совпадение смерти с предшествующей жызнью: кто жыл по-людски, те даже дохнут как люди, чотко в срок и с человечьими результатами существования, ну а мудак завсегда покажет себя во всей нестерпимой Яркости, либо найдя свое ещо до рождения своего первого пездюка, либо дожымшись до полного безумия и заебав своей персоной кучу и без того занятого народа.
С людями такого не бывает. Люди что в молодости не суют башку под обильно пролетающие рояли, что в старости не зажываются дольше отмеренных для себя дел. Увидел что вопщемта все налажено, пароли записаны и агентура передана, дела без тебя даже на минутку не встанут, да и силенок ползать чота больше нету – ну значит вот и все, давайте ребятки сами, а я чота ужо призаебся, короче чмоки в чятике, щислывый аставац. Всяческих вам удач.
Не, тебя конешноже никто не торопит, если на вставать-ходить ещо хватает, пожалуста, ходи и здравствуй, это кстати говоря совершенно дичяйшый кайф, жыть в полной готовности завернуть ласты да хоть сегодня даже не поужинав, потому что такая жызень как дополнительное время, эдакий празнешный бонус, по ходу которого ты можешь быть полностью волен в любом своем выборе – и понимать при этом, что ни на какие отклонения от ранешнего поведения тебя вовсе не тянет, а значит, все ранешние деяния были верными на все сто. Такое вставляет круче любой дури, понимать про свои движения: все, что я сделал, было правильным, вот ваще все. А может даже единственно верным.
У мудака как ты понимаешь все не так. Мудака угнетает что нонешняя жызень, что завтрашняя смерть.
Мудак понимает что уже много чего накосячил, понимает что продолжает пороть косяки, ну и конешноже трясется при мысли что все вот примерно так же и кончится, гавном и в гавне. Мудаку тоскливо от осознания, что все его движения были тупыми и никчемушными, потому что со временем даже реальные мудаки начинают понимать про Как Было Надо. И видеть, где же они (оказывается) были, те моменты, с которых можно было повернуть с мудацкой траектории на человеческую. Они были, и даже в количестве, но мудак с мудацким гоготом проехал мимо них по своей мудацкой дорожке, ведущей к мудацкому финалу.
При этом мудак отлично понимает, что эти поворотики к человечьему скорей всего встречаются и сейчас, но как ты их увидишь, если ты уже много лет жывешь мудаком с мудацкими пуговками вместо глаз? Да никак, как ещо. И никто не подойдет к мудаку и не скажет «бро, ты едешь прям в гавно, поверни лутше вот здеся» — потому что кому бы он был нужен, явный стопудовый мудак, много лет подряд едущий в своем мудацком корыте к мудацкому финишу.
Каким бы нажористым ни был этот мудак, он всегда мучительно-чотко знает, к чему именно он приедет в оконцове своего мудацкого заезда, и его финальный приз даже издалека явно выглядит как нечто реально нехорошее. Попробуй прикинуть такое на себя: мудаку и так нелегко, его бугристая жызень и так вся полностью из последствий собственной тупости, и та пезда, которой его волочет по сим каменистым буграм, она уже давно разбита до синевы и страшно опухла, — а впереди ещо незнамо сколько бугров да ухабов, и все это надо терпеть только затем, чтоб в конце концов получить от тов. Страшного Прапорщека по этой многострадальной пезде огромным чижыленным Веслом.
Ясен пень, такого финала для себя-любимого не убоится разве только полный даун в медецынском смысле, каковыми мудаки как правило не являются, отсюда как ты понимаешь и ихние сопли перед такой простой, обычной и совершенно естественной вещью как естественное завершение своего жызненного цыкла. «Тгагедия, безвгеменно ушолъ, смегть выгвала из нашых гядов» — фубля, сплошная жырная фубля, какие нахуй «безвременные», какие «вырыванья», это же совершенно нормальный ход: хотел жыть, делал все для этого? Вон он, ходит и жывет, не лезет в непонятное, не купляет Мопэды, не ставит на болгарку непонятно какие круги — и никто его ни из каких Рядов никуды не Вырывает, даже вон до внучеков дожыл.
А кто Ищет, тот завсегда и свое найдет, и даже чужое поймает: оставил мозги на дороге в самом понимаешь разцвете лет? Ну дык а для чего ты тогда каталсо на моцыке, для этого и каталсо. Выхватил ножыка у шалмана? Ну чо, за тем в шалманы и ходют, «не жрать же мы сюда пришли». Недоследил за собственной тушкой и скрючился? Ну и кто тебе теперь злобное буротино – только ты сам, ну иногда ещо и мама с папой, которым вотваще не стоило размножаться, — все получили свое-заслуженное.
Никто ещо в этом Мiре чужого не схавал. Тока свое, честно выпрошенное, и даже если у всех тилигенов на свете ты как бы Офецально считаешься Невинной Жэртвой, это все тилегенская хуйня, не бывает никаких Невинных Жэртв, кажный жрет строго то, чего сам себе назаказывал. И отъезжает по окончании сеанца либо довольным как слон и спокойным как удав, либо крошыт себе последние гнилые зубки, чтобы не завижжять во всю глотку, когда в вонючую безплатную палату заглянет поддатая санитарка, послатая забрать уже ненужную капельнецу.
Оказывается, это довольно важно, как видишь, — Заказывать себе во-первых самому, а во-вторых хотя бы с минимальным пониманием, и не давиться потом чем попало. Чтоб потом «не было Мучительно Больно», да. Особенно в последние пять минут, из которых, как (при случае сам убедишься) Внезапно Окажется, вся твоя так называемая «жызень» и состояла.

И как же всетаке Удачьно Вышло, что как раз именно в этом вопросе Церква Всеобщего запросто поможет даже самому лютому долбоебу, а может даже и тебе.

Для того чтоб не морочить себе голову всякой «загробной» околесицей, не требуется даже как-то особенно вдумчиво упарываться, достаточно просто вкурить этот коротенький прогон, где о самой смерти буквально пара строчек.
Вот эти строчки, считай: человеческое существо, осознанно жывущее природным человеческим ходом, то есть семейно и без всякой Личной Яркости, ВАЩЕ НИКАК не расстраивается, даже если ему скажут что ты завернешь ласты прям севодня, где-то через час-полтора после обеда. Потомушто расстраиваться и тем более горевать семейному тупо неочем: ну завернул ласты, ну и чо, совершенно нормальное дело, главное что в семье порядок, шыномонтажки качают, молодняк женицо-ебется, пездюки бегают, земля осваивается, домики строятся, ну да, теперь оно пойдет без меня, ну и чо? Ничо такого страшного в этом нету – везде во всем все ровно, чо я был должен, то давно сделано, сделано даже много чего сверх плана, сам даже не ожыдал что столько получится, всяких такназываемых впечатленьев хватило даже с избытком, да настолько, что «чота вспомнить» уже просто не тянет, да и ваще чесгря ни на чо уже не тянет, видать и впрямь хорош уже. Так что на после обеда окромя посрать-посцать-помыться остался по сути всего один нерешонный вопрос: приколоть их штоль на дорожку как в том анегдоте про еврея, типа «а кто в лавке остался?!» или как-то неудобно выйдет.
Так что со смертью все просто и ни разу не Тгагичьно: не лезь куды не надо, не Блещи гранями Личьности да держыся тупого здравого смысела, делай все ровно и в осознании, и тады заворачиванье ластов пройдет ровно и осознанно. И твои не будут ходить с постными мордами, а подойдут и скажут что мол эта, мы тута благодарны за то как ты себя вел, жывя рядом с нами. Ты хорошо, вот прям реально хорошо все решал, и теперь даже хуй знает как оно без тебя. Не, мы конечно справимся, ты не подумай, но чота эта, с тобой было бы лутше. Намного.
Чо ещо надо, чтоб подохнуть налегке, в полном со всем согласии? Да ничо.

Насчот закапываний.
Про это Церква объявляет вот какую постанову: нахуй закапыванья. Не надо такого. Вот отчего: закапывают чтоб осталися кости, больше это делать тупо незачем. Это бывает надо по совершенно непонятным тебе соображениям, крайне редко, очень (вотпрямваще Очень) невсегда, и когда оно дествительно надо, к тебе придут какие надо люди и скажут, и сами сделают все как надо, и хуй ты им чо возразишь. Впрочем, сообщаецо это тебе чиста на всякий случай, с тобой такого точно не произойдет, ну а коли уж произойдет, то сам все увидишь и может даже чота поймешь. Но оно не произойдет.

Чо делать если не закапывать.
По-хорошему сжечь, прям у себя во дворе. Но до такого тебе ещо не один век разгинаться, поэтому пока не разогнулся временно допускается и крематорий. Тама конечно не очень хорошо, если не сказать как есть, то есть «глаза бы не глядели», но тебе пойдет, лутше будет когда заслужышь, а пока вот так.
Так что будет очень умно заранее промыть этот вопрос, чтоб насыпали не на отъебись, чтоб твоего в итоге вышла хотя бы ложка на стакан.
Как заберут, пущай высыпют за домом, чтоб с улицы не видать.
Городить на Том Месте всякую ниочомщину из гавна и палок не надо, забрасывать песочьком тоже не надо, просто рассыпать и все, тов. Природо сам разберется чо как лутше.
Место без разницы какое, по размеру хоть метр на метр, хоть гектар, смотря чо у тебя есть за душой. Впрочем, в любом дворе всегда можно волевым образом назначить чистый угол, где земля не проссана сцобачькой на два метра вглыбь, такшта выбери какое понравилось и приведи его в порядок. Размер определи сам, да и под «порядком» уж сам чо-нибудь восподразумей, Мы не станем навязывать тебе какую-то конкретику, потому что у всех вкусы разные, армяне например метров двадцать плиткой вглухую замостят, русские нагородют Заборов и Манументов на паре метров, казах построит Гараж, тюрки выделят сотку и воткнут кол с тряпочькой – каждый Блеснет по-своему.
Мы считаем, что здоровее конешно обойтись без всех этих мощений да загородок, но если тебе на Этом Месте вотпрямобязательно нужно Чота Зримое, лутше уж тогда посадить дерево. Без разницы какое, лишь бы не рябина (это поцказывают соображения о которых тебе ненада) и не какое-нибудь дурное дерево типа тополя который с пухом (а это уже простой здравый смысел). Хотя если тебе вотпрямхочецо тополь или даже два, сажай уж, реально никакой разницы нет. Да и рябина вовсе не строгий харам, просто ее лутше не надо – хотя даже если Нарушыш, ничо такого скорей всего не воспоследует.
Главное чтоб это Место просто было. Мы даже не станем настаивать «относиться к нему с почтением», не бросать на нем ремонтные тачки и не жарить на нем шашлык, это понятно само собой и спецальных указаньев не требует.
Вали туда всех, кто осознано жыл с тобой семейной жызнью и не отвергал установленного тобой семейного хода.
Если кто-то отказывался жыть семейно, подставлял семью или творил безумное, то ему там не место, пущай гниет на мунецыпальном полегоне, как бы за него не ходатайствовала бабка.
Это хорошый годный Крюк есличо, и коли у тебя есть хоть немножко ума, ты сможешь решать этим крюком многие свои проблемы. Пущай ты будешь относиться ко всему этому как к «типа такой игре», тебе лутше знать, что в непонятном для тебя смысле правильное обращение с золой от сжыгания твоих мертвых есть вполне реальное Калдунство, приносящее многие пользы правильно обращающимся. Весь его механизым «гдета тама», «сюда к нам» от него торчит тока наводка в металлоискателе, так что смысла сего Калдунства ты никогда не узнаешь, просто знай что это довольно важно и не парься лишним.
Тебе (за глаза, т.е. с большым избытком) достаточно знать («знать» есть «уметь воспользоваться») про самые непосредственные и полностью посюсторонние следствия правильного обращения с золой своих мертвых.
Место куда ты их высыпешь, построит тебя сразу во всех смыслах, и не каким-то Загадошным способом, а прямо и просто, в понятном тебе смысле оно построит тебя чиста на обычной бытовой психологии.
Причом самым значимым фактором станет не тот факт, что тебе станет «неудобно» вести себя рядом с ним как обычно, хотя ты конешноже начнешь невольно тянуть ся и пытаться как-то просоответствовать – нет, главное тут в том, что начав строиться под одно, ты перестанешь строиться под другое. Под то, чем строят тебя сегодня. Говоря прямее, обзаведясь Этим Местом, ты сразу же перестанешь добровольно подмахивать пидарасам. Ну или хотя бы сведешь сии подмахиванья к действительно необходимому минимуму, без которого риски повышаются лавинообразно.
Так будет практически сразу, что бы тебе-ничо-несделавшему сейчас ни Казалося. А когда реально сделаешь, сразу увишь что да, многое как-то взяло и поменялося.
У тебя заведется Свое Место, от которого ты уже не отойдешь, даже если «предложут РАБоту в Мацкве». Прожыть всю жызень бездомною падлой и вдруг обрести совершенно реальные, вещественные «корни», которые можно вот так подойти и потрогать – это знаешь ли встряхивает, и остается уже насовсем.
Это место есличо и есть тот самый «царь в голове», которого твои безумные прадеды отобрали у твоих нещясных дедушек, у которых вырос твой ебнутый батя и совершенно безумный ты, кудрявенькое чмо без малейшых понятий.
С этим местом ты перестанешь быть (а может и жыть) безумным чмом. Просто потому что станет Неудобно Перед Ними. И станешь не пинаемым по всей Необъятной гавном, а Кем-То и ОТКУДА-ТО.
А уж внучеки, с младых соплей бегающие мимо Того Самого Места, куды и их со временем высыпют, вырастут НАМНОГО более человекообразными, нежели обычные для сего времени ебанутые обезьянки. У них САМО СОБОЙ, даже если ты полностью положышь на ихнее воспитание, не возникнет Мячьты «скорей бы кончить десять классов да и уехать в Пидарас Калу чтоб типаПоучиться да МожЗацепиться».

Ну и конешноже о Поминках.
Нахуй, понятно? Ну или «на хуй», если понятнее вот так. Нахуй эти сборища с постными рылами и Речами в приличном варианте, и тем более нахуй сопли и вкусную вотку в варианте «народном». Этот ебаный цырк безумных карлеков не нужен НИКОМУ, ни само собой отъехавшему, ни тем более тем, кому он был дорог – а остальных оно и не касается. Отжыл свое да помер, нормальное дело, тем более что свое исполнил и помер как нормальный. Привезли горшочек, ставшый старшым рассыпал на газончике, постояли молча да и разошлися куда кому положено, продолжать жыть жызенью положенной для покаштожывых.

Про всякое «завещятельное».
Завещяния ЗЛО. Достояние семьи не может быть направлено ни на что иное, кроме как на реализацыю интересов семьи.
У нормальных людей никаких «завещяний» нету и быть не может. Потому что им нечего «Завещять» – все до последнего медяка на кармане принадлежыт семье, даже те спецальные фонды у Старшего, про которые ваще никому неизвестно. Соответственно распоряжаться теперь тому, кто остался на подмене, он сам и решыт чо да как, в самом обычном рабочем порядке.
Какие-то спецыальные просьбы отъезжающего остаются на усмотрение Старшего, а так-то ващета по-хорошему не надо ничего откладывать на потом, если уж кому-то чота должен, то когда почуял что уже не сегодня-завтра в дорожку, пойди и исполни все откладывавшееся, сам, не напрягай сменщика оставленными личными хотелками, ему и так к твоему месту не один год привыкать.

Вот сопссно и все, жывите и подыхайте кому как Положено.