Церква продолжает разжымать про Давалово

У этой Вещи Мiра очень много всяких сторон, и Проповедовать про их про всех Мы конечно не станем.
Мы за несколько проходов жуванем тебе про самые непонятные для тебя стороны этого дела, кажный раз по одной, как например севодня чиста про один насильственный аксепт Давалова – дадад, это же тупо Оружые, вот так взять и Дать комунебуть чонебуть.


Хотя скорей всего не, не «жуванем», больно уж низкоуровневое это понятие, Брать-Давать. Даже если ты знаешь наизусть не тока все Церковное, но ещо и весь соответствующий контент с беркемрушечьки, все равно такое ложыцо современному горожанену не просто ацке трудно, а может и ваще никак не ложыцо. Но, тем не менее, зачитать Мы обязаны, и Мы зачитаем, и даже не станем искоса поглядывать, на какой именно тяге ты бросишь попытки вкуривать этот Неадыкватъ.

Давалово есть влияние, оказываемое дающим на берущего. Это влияние принцыпиально неотразимо, супротив него нету ваще никаких методов. Например потому, что даже если тебе Дадут, а ты Откажешься и Невозьмешь, ты все равно уже побывал в роли Берущего. Да, ты не влез в эту роль с ушами, не натянул ее всю на себя и не застегнулся, но ножку-то уже поставил – хотя «фактическе» и «не ставил». Но таки ставил – потому что Дали. «Дадут» вот так ещо пяток разов, ты кажный раз все так же Откажешься, а на шестой до тебя внезапно дойдет: а все. Нету уже никакой разницы, Брал или нет.
Да, оно только «как бы нету разницы», но ее дествительно как-то не стало. Хотя ты ни разу так и не Брал.
Впрочем, это уже эдакие немножко тонковатые аспекты сего вопроса, тем временем как у него хватает и Толстых, и даже Толстющих.

Даваловом можно сгнобить любого, даже вполне казалося бы здравого пассажыра, взрослого и пожывшего, а уж тупых да тем более малолетних оно так ваще влет подкашывает. Вон например твой тупой пездюк, — скажыка сыне, вот кто его сделал таким тупорылым и ахуевшым? Может это черножопое Обамо улучило минутку в напряжонном графеке обоссыванья нашых лифтов, забежало в твою незапертую хату и выжрало пездючий моск, не? Или может это тяжкое наследие непрерывного потребления бездуховных мереканцких мультфильмов?
Да как бы не. Ты и сам понимаешь что и такое присутствует, но конешноже не, нетъ. Это гавно тянется из совсем другого места, а именно из тебя.
Папо Дай! На.
Попробуй осознать чо именно происходит дальше: личинко радосно хватает Даденное, и скорей бежыт МЕНЯТЬ ДАДЕНЫМ свою Картину Мiра.
Менять ся в избранную кем-то сторону.
В сторону, запланированную не тобой.
Cовершать действие, избранное отнюдь не тобой. Прямо скажем, в нежалательную сторону: измененных в жалательную сторону пездюков среди вашего больного стада давно уже нету, совсем нету, вотващенискока.
Ну так схуяли На? Зачем? Для какой именно цели это На? Для какой-то твоей цели?
Какие ваще тобой рассматривались обоснования? «Оно же Хочет» — так?
Ну и хули с того, что оно там чота Хочет?
Да поебать чо оно там Хочет.
Пущай хоть обхочется.
У него ещо нету даже самого минемального ума. И ещо долго не будет, очень долго, если будет ваще.
И потому личинко не в курсе, чего хотеть хорошо или допустимо, а чего совсем, совсем не нужно. Именно поэтому все время своего безумия твое личинко должно жыть твоим умом. Не дядиным, не бабиным, ибо бабы дествительно дуры, особенно во всех этих мутных вещах, им принцыпеально непонятных, а именно твоим умом – ведь коль скоро ты сумел размножыться, то предполагается, что он у тебя уже есть, этот самый хотя бы минемальный ум.
Поэтому нормальные папы сразу, сходу, без разбора режут личинкины хотелки, практически ВСЕ, а реально процентов на 99. Папа дай! Чо? Какой ещо Дай, бегом картофан окучивать!
Смысел тут даже не в том, что поистине безконечный список личинкиных хотелок обрезают на все Хуевое и Скорее Хуевое, и оставляют тока то редкое годное, что ещо попадается, ну или ещо более редкое безразличное, которое что есть что нет. Смысел скорее в том, что личинку приучают к нормальности такого: на Дай ответ тока Хуй! и никакой больше, и если повезет, то без дополнительного поручения.
Личинкам оно да, Ненравецо.
Однако нормальному Папе похуй, что там им Нравецо-Ненравецо, личинко ДОЛЖНО ПРИВЫКНУТЬ и считать естественным-акакже-ещо, когда на слово Дай старшые тока весело ухмыляются да накидывают ещо полсоточьки вскапыванья.
Такая привычька поистине Лутшее, чо ты реально можешь Дать своему пездюку – ну, если жалаешь ему Хорошего.
Да и аспект «а чо именно» пускай вторичен, но тоже немаловажен. Поскольку из вас двоих ум есть (есть? точно есть? нуладна) тока у тебя, это твоя обязанность – фильтровать Вещи Мiра, которые попадают в лапки твоей личинки. Чтоб оно хотя бы слабенько меняло ся ими к хорошему, или хотя бы не вот так откровенно-напрямую напрямую ехало в плохое.
А если ум дествительно есть, ты придумаешь, как сделать так, чтоб личинко тянулося не к тому, что один хуй придется потом пытацо Запрещять и долго (причом напрасно) забарывать последствия, к которым личинко (с твоего, не с чьего-то) позволения таки притянулося.
А ить все казалося бы «Ничо Таково» — личинке же Хочецо, «почему бы нет». Вот поэтому и нет, чтоб через малое время не смотреть в ахуе на родное, но какое-то совершенно чужое морсеанцкое существо и не гадать, откудова в голове родного существа вдруг взялися эти удивительно жырные говны. «Вот ведь росло, прям на глазах, и откудова это все взялося!!!»
Как ты правельно догадываешься, «взять и сделать вот так» ты никогда не сумеешь, бабы с детями быстро разъяснят тебе, кто в этом доме главнее и решает.
Хотя хуй знает, может, именно тебе в этом вопросе ещо как-то свезет.