Церква забавляет контингент Опчествоведеньем

Ныне, во предвиденьи совсем уж ероичецких когнетивных Подвигов, несмотря ни на начало Уиииикинда, ни даже на совершенно ацкую жарищу, Мы намерены растележыть тебе одну совершенно новую для тебя Вещь Мiра, и даже Открыть твому (нуочень)пытливому разуму совершенно новую область Знания, касаемую до игры в Опчество.


Растележывать тебе это надобно оттого, что ты, играючи в эту игру всю жызень начиная с садика и доиграмшысь аж до седых мудей, так и не узнал о ней ровно ничего. Да, такое не просто бывает, а скорей является всеобщим правилом, хотя именно в этом случае намного более точным будет «угадал все буквы и Нешмог назвать слово».
Итак, чо же это за Вещь: это старая, наверно даже древняя традицыя всех стайных падальщиков, ВСЕГДА иметь в стае кроме офицального бугра с его гацкой пристяжью ещо и блаткомитет. Впрочем, к сему дню это называют «блаткомитетом» лишь граждане, отягчонные совецко-тоталетарными епизодами биографии, а чаще всего оно вообще никак не называется, а если и называется, то как-нибудь нейтральненько, — вон то же (тоже традицыонное) словечько «Опчество», а чо бы не, Мы щитаем отличный веками проверенный бренденг, так что здесь и далее пусть будет Такъ.
Физическая суть блаткомитета проще пареной репы: Опчество есть вторая половина Общества. Иногда первая, чаще вторая. Она ни левая ни правая, ни тем более «верхняя либо нижняя», обе эти половины полностью совпадают. Но они разные, даже на уровне Природы; так, например, в известной тебе половине рулит слово (то есть Медии), а в той-другой наоборот молчание, Опчество принцыпиально не медийно. Или например в твоей половине «хорошо» и даже Хорошо жыть пидарасом-стукачом, в другой же такое не шибко-то поощряется. Однако не стоит считать, что Мы позицыонируем одну из половин Общества как «хорошую & пацанскую», противопоставляя оную другой, «пидорской и нехорошей» — причом тебе «не стоит так считать» вовсе не для чьего-то там (не)удовольствия, а чиста чтоб понять про Две Половины лично самому. Они просто есть, были и будут, вот и все, и чо тебе ещо не стоит делать, дык это представлять себе все это в виде некоей застывшей схемы: взаимоотношения Общества и Опчества весьма подвижны, причом перемены на границе раздела сред происходят настока быстро, что никакого раздела этих сред по сути не существует, и «так говорится чиста для ясности». Ты к слову говоря ни разу не топил ли в хорошем годном прозрачном как стекло карьере полуразобранный Т-170? Напгасно батенька, напгасно, архи знаете ли Просвятляюющее зрелище, как-нибудь при оказии не премините, клянемсо не пожалеете: как же сцуко красиво оне подымаются на поверхность, нигрол и солярка. Тока один кружочек всплывет, как в нем тут же раскрывается следущий, а нем ещо два, а в двух шышнацыть, и все это не плоско, а как-то знаете Объемно штоле, прям совершенство, истинное совершенство, тем более что все это сверкает, все вот так вот переливается, вызывая в груди неясное томление и предчюствие знаете ли Чюда.
Очень похоже, да.
Нуачо, взаимодействие фракталов, оно ваще всегда как правило нарядно. И (без хорошего, дествительно хорошего навыка) во всем этом сроду ничо не понять, где одно а где уже другое. Вот такие сцуко линии разделения сред – как обычно, на словах вроде ничо, а в жызни головою ебнешься, порой даже нос к носу столкнувшысь не враз опознаешь а чо это такое ваще было — и это естественно, как тебе чота понять, ведь Медийная Половина с младенчества отсекает баранов от осознания ихних жызненных фактов, а когда отсечь трудновато, то закидывает любые факты настока вонючими говнами, что у тебя всю жызень даже мысли не возникало копнуть да САМОМУ поглядеть Ачоэто.
Но это не беда, Нам же чо для разговору главное — чтоб на словах понятно, тебе ж втам не бегать и вопросов не решать, нахуя тебе оно по большому щоту, достатошно чтоб хотя бы имел представление, что оно вот такое есть, пускай даже к тебе оно относится как пресловутый Суслек к своему беспечьному наблюдателю.
Конешноже, это все «вступает в противоречия» с той идиоцкой картиной, коию тебе вдолбили массмедиа, но ихняя тупая линейная картинка тупа и линейна именно оттого, что предназначена для ОБРАЗОВАНИЯ.
И ты получил сие ОБРАЗОВАНИЕ, ни разу (ой тока не ври что А Вот Я Типо Да, врать Нам и смешно и безполезно) не утрудившы ся вопросом натипа «А чо это за хуйня, «Образование»? Кого и из кого оно призвано «образовать»? Зачем, с какой целью? И при каких делах тут конкретно я-любимый? Чо они хочут «наобразовать» из любимово мну, для чего, чем именно это для мну обернецо? Совпадают ли цели этих «образовывателей» с моими? Да и какие оне вообще, мои цели?»
По ходу процесса образовыванья из тебя севодняшнего полоротого дебила (ушпрости Нас за откровенность, хотя позволяем и не прощять) тебе всрали в голову нелепую схемку в виде эдакого тортека, ну ты понял о чом речь, ты видел это тыщу раз – «мы правим вами, мы стреляем в вас» и тагдалее, где унылые черти держут на трудовых своих плечах несколько уменьшающихся этажыков, населенных чуть более проворными персонажами.
Именно так ты, злобный плотоядный падальщек, и представляешь себе свою собственную стаю, для тебя это и есть та самая «очевидная данность», схемою коей ты с тех пор так и пользуешься для своих чиста бытовых логических операцый.
Впрочем, Мы опять впадаем в грех и безудержно тебе льстим: ну какая у тебя(!) может быть практическая нужда в логических(!) операцыях с таким входящими, — да конечно никакой, тебя вон как с самых ясель сунули рылом в Борозду, облили на дорожку стартовым комлексом Говен, так ты и ползешь, даже разу рыла оттудова не вынув.
Но что Классическая Пирамидка ничо в таких вопросах не поясняет, ты все-таки почуял.
И да, ты прав, все эти перамидки — полная ахинея.
Нету никаких перамидок. По крайней мере для тебя, и не столько оттого, что у тебя в голове тараканная шылуха, а скорей по причине твоего обитания как раз на границе раздела, коий (так уж вышло) занимает в конкретно твоей стае процентов наверно семьдесет-восемьдесет от всего ея объема.
Так что для тебя нету никаких «перамидок», для тебя, на самой высокой Высоте Полета Обстрактной Мысли есть… сцуко, как ее там называют, фигуру из двух склеенных жопами пирамидок? Впрочем, насрать на термин, главное что ты понял главное: в любом отряде есть актив и есть блаткомитет, и одного без другого никогда не бывает, а забазирован сей постулат на самом главном чо вообще бывает, на единственной реальности, про которую можно сказать «вот оно дествительно Есть а не Кажыцо» — на той самой пресловутой Е, которая всегда откуда-то куда-то течот. Если появится желание узнать чо да как, ты послежывай, как-нибудь Мы обезательно вернемсо к сему моменту, но покамест чиста для ясности не станем лезти во самые основы НатуралФелософии, и просто поставим тебя в курс: наличие блаткомитета обусловлено ровно теми же причинами, по каковым наличие у некоего Предмета одной Половины делает неизбежным наличие второй, и «одна половина населения никогда даже краем не догадывается, чем именно дышыт вторая».
Впрочем, пиар у этой «второй половины» таков, что впору сказать Ой и сильно испугаться: офицальный актив (приверженный как ты помнишь словестному) всю дорогу поливает своих молчаливых подельников самыми жырными говнами, представляя их своему быдлу ацкими кровопийцами, всю жызень тока и занятых воровством христьянцких младенцов. Быдло конечно же Верит, а чо ему не Верить, по телявизыру же хуйни не скажут, тем более средний быдел по ходу своей Коротенькой да Обосратой от силы раз-другой за неделю встретит на переходе парнягу из Второй Половины, — причом чаще всего ни тот ни другой даже близко не понимают, кем оне (такта ващета) являются по своей сути, и проводют весь свой срок либо тем, либо иным образом, не замечая меж собой каких-либо отличий, подумаешь один на складе грузчиком, а второй крутится при авторазборе, «соцыальный слой»-то один, а Важных различий-то и нет – оба Любят одну и ту же разновидность спиртового раствора имитирующего пиво, оба на крючке у одной и той же финансовой корпорацыи, и даже одинаково отождествляют себя с одной и той же группой пинающих мячек бездельников. Даже коли бы оне оба были способны чота вкурить из Опчествоведенья, им никогда не осознать ни свою актуальную роль, ни тем более свои потенцыально доступные роли: «а чо, куды нам лезти, мы люди Простыя».
Нучо, так оно тащемта и есть.
Роль блаткомитета Опчества практическе всегда не шибко заметна, особенно на фоне яркого кривлянья офицыальных активистов, но роль эта поистине необъятна, ибо состоит в Сохранении Баланца, во всех смыслах слова, от профилактики впаданья бугров в совсем уж отвязанный безпредел, и до исполнения функции кадрового резерва на случай «главрог со всем своим гацким активом несвежых грибков откушал». Понимаешь ли, этот Баланц никому не нужен, ни Обществу, ни Опчеству, и сознательно его никто не «хранит» — но Баланц нужет самому Ево Величеству Геному, существующему в форме комплекса из двух изотопов, и потому хошь-нехошь, но в Трубе больше ничего больше не поделаешь, кроме как побежышь — ну а в какую сторону, то уже дело Сутбы.
Эта екологическая ниша всегда есть, и никогда не пустует.
Даже если кажется, что «у нас таково Небыло и Нету».
Условно говоря, Опчество заводится само, всегда и везде, в любой стае плотоядных и в любом фрагменте этого стада, от роты солдат (впрочем, на размерности роты далеко не всегда, а на батальоне обязательно) до Президиума ЦК КПСС. Инстинкт стайных падальщиков не отменить, его даже на паузу не поставишь, и поэтому сии явления (так же традицыонно именуемые на просторах Улуса Джучи «движением») неизбежны. Интенсивность их может быть очень разной, от «у нас об таком никто ничо даже не слыхал» и до классического киношного «ты делаешь это без уважения». Но движение есть всегда. И везде, — даже в той роте, где своего посконного Опчества не завелось, движение всегда проникает извне, и включает в себя беспризорную роту столь плотно, что на практике нет никакой разницы, заседает ли блаткомитет в ее каптерке либо за стеной у соседей.
Интенсивность движения прямо зависит от оптимальности офицыального руководства конкретным фрагментом стаи плотоядных приматов. Если управление идеально, Опчество почти ничего не «делает», но оно продолжает существовать, и немедленно отреагирует на любое ущемление абсолютно любых интересов, потому что ущемленный интерес и есть тот бензин, на коем работает сия под(л?)система любой соцструктуры. Опчеству безразлично чей интерес ущемлен, опчество не нянька, и отстаивать чьи-то левые интересы не кинется, разве что для виду, — а вот потынцыальную Е, неизбежно выделяемую при ущемлении любых, даже «самых незначительных» интересов, оно обязательно использует, в чиста своих целях.
В случае же допущения заметных, либо ваще критических ошыбок, Опчество немедленно расшыфруется, перережет актив, тем самым взяв на себя его роль, без каких-либо вопросов синхронизируется с надстоящими уровнями управления и начнет рулить и педалить, делая то же самое, что и только что перерезанные активисты. Да, немножко умнее (на первых порах), да, с чуть большым пониманием, — но то же самое. И да, — в этот же самый момент в серой толпе сохатины тут же начинает складываться новая структура, потому что свято место пусто не бывает, — по крайней мере в стаях стайных пожырателей падали.
Ты можешь отработать сорок лет на каком-нибудь например заводике, в том числе и директыром, и совершенно искренне считать, что у нас ничо такого не было, но это говорит тока о том, что опчество не сочло нужным с тобой контактировать. Впрочем, может именно на твоем заводике оно состояло из пары туповатых мастеров да пятка ни на чо не претендующих работяг, по недостатку фантазии неспособных использовать весь функцыонал, и ограничившых свое применение этого МегаИнструмента незаметными безобидными хищениями да локальным наведением ихней пролетарской Шправедливости. И только поэтому плоскость твоих интересов ни разу не пересеклася с Движением, а ведь сложысь все немного иначе, и тебе пришлося бы много во что вникать и много с кем разводить – чаще всего наощупь (ты же вона как Образован), то есть тупо не осознавая, с чем именно ты столкнулся и чо именно сейчас делаешь.
Ты сто пудов что не в курсе, почему в 1967-ом срок службы был снижен с трех до двух, а оно случилося как раз вот поэтому: по мере истощения способности населения хавать и хавать все более наглую пропаганду, управляемость и боеспособность частей СА начали активное отрицательное нарастание, да как сказывали очевидцы, что постремительней Тово Домкрата.
Тем более что чотко знавшых ЧоКак фронтовиков уже поувольняли, совецкое офицерье стало Образованным, а следственно и с ситуацыей в ротах/эскадрильях/накораблях справляться откровенно перестало, так что опосля Венгрии стало предельно ясно, что совку на полном сурьезе карячится классический армейский бунт, причом с ярко выраженной низовой составляющей, то есть особенно дикий и неуправляемый. Не от «несогласия с преступным большевизмом», нет конечно: тупо БИОЛОГИЯ, двигаться заставляют не соображения, а сама природа, та самая архитектура стайных сообществ, вышедшая из обязательной программы на верхушке Той Перамидки. А без нее, без понимания КакЧо тупо нельзя, ведь каким бы задроченым ни прибывал в подразделения призывной контингент, за год-полтора он умудрялся снюхаться и начать двигаться, сиречь образовывать первичные структуры Опчества, тут же переставлявшые подразделения из-под командирского контроля под свой собственный, глупый, неопытный и неинформированный контроль, абсолютно не понимающий чож теперь с ней делать, с отжатой у малахольных Образованных гансов реальной властью.
Тут Мы срочно прижмем уже готовый развязаться Мешок С Армейскими Ляля, ибо он у Нас воистину неизчерпаем, и мужественно вернемся к субжу для оглашения промежутошного финиша: Опчество, оно всегда ТОЧНО такое же как Общество. Оно другое, оно ездит на совершенно ином бензине, там по-другому практическе все, — но оно всегда чотко повторяет за своей Первой Половиной, ну или наоборот, служыт ей образцом для обезьянства, как в те же Святые Девеностые, когда самый распоследний торговец жувачками выглядел и «общалсо» куда убедительнее обычного быка из низовой шпаны.
На сем пункте покамест и затабаним, ибо Опыт Наш подсказывает, что не надо, не надо вываливать на тебя такие кучи Неизвесново, прервемся же прям на этом месте, а то подавишься и нихуя не вкуришь, да и чота совсем уже жарковато, сраный сцукоебипет прям какой-то, а не суровые окрестности обычно прохладного Танкограда.