Истинная Церква Всеобщего – ЧТ

Всякие практические приёмы и трюки (коих тут было во множестве пропущено через аэродинамическую трубу между твоими ушками), взятые отдельно, бессмысленны. Нет, они работают, и могут сделать твою жизнь лучше или хотя бы легче. Но ты их не используешь, часто и не замечаешь, потому что они как ёлочные игрушки без ёлки — некуда вешать. Нет намерения, а намерение тут одно: завести в себе, у себя, вокруг себя Человеческий Ход.

Если ты честен с собой, то знаешь, что человеческий ход тебе не нужен. Для тебя нужен, а тебе нет, тебе и так нормально, да даже лучше чем нормально — ты же ещё и ходишь в Церкву и оттого можешь ставить себя немного выше других, потому что уже типа причастен к Хорошему, просто уделяя этому Хорошему своё драгоценное внимание. А уж своим близким ты ЧХ и не пожелаешь, потому что ну гемор же для свободных независимых людей, которые они. Были бы твои, тогда не стеснялся бы держать их в своей воле, а пока стесняешься, они и свободные, и независимые (хуй там, они всё равно чьи-то, только не твои). Не нужен тебе человеческий ход и в твоём стаде, ну то есть ты всегда за и да здравствует, пока приятно и/или необременительно. А если даже было, когда обременительно, то знаешь, что ничего хорошего оно тебе не принесло. Да пошли бы эти идиоты, честно говоря, и от их фальшивых благодарностей только хуже.

Поэтому никаких побуждений к установлению тобой человеческого хода я не могу придумать для тебя, кроме того, что ты — можешь. Можешь, чтобы стало вот так, а не этак, а почему станешь делать (если станешь), похуй вообще всем. Делать придётся ровно столько же, сколько уже сделал, создавая вокруг себя этак. Хочешь, желаешь, любишь-нелюбишь, плюнешь-поцелуешь — ваще похуй, не влияет ни на что, это бабы придумали. Главное делать, а почему — допесды, тебе не нужно что-либо любить или хотеть, чтобы делать. Почему делаешь? Такова твоя воля.

Великому ходу вещей всё равно, в какой узор складываему быть — у него нет намерений, он сам единственное намерение. Чтобы явить из себя ход человеческий, ему необходим человек, проявляющий к тому волю. Ты давно заметил, что ход вещей имеет свой ритм, свой темп, свои колебания. Чёрная полоса, белая полоса, не было ни гроша — а вдруг алтын, и наоборот тоже.

Если бы великий ход был бревном, то твоя воля была бы тонкой царапкой с крючочком, скользящим по ложбинкам его коры. Бревно крутится туда или сюда от разницы в приложении сил множества воль, большая часть которых вообще не принадлежит человеку. Твоя задача проста: тянуть когда оно крутится в нужную тебе сторону или придерживать, когда в ненужную, но это не самое главное — самое главное вовремя вставить куда надо и вовремя вынуть откуда надо (да, и в этом смысле тоже, и нечего тут хихикать). Иначе тебя прокрутит вместе с бревном, а там пищи да бежи, бывало такое небось.

Нет ничего проще, чем слушать великий ход — всего лишь заткнуться, но для тебя нет ничего сложнее. Заткнуться значит не иметь предпочтения в исходе любой ситуации. Могу копать, могу не копать — это зашибись, да? Нет, скажешь ты. Это ведь что получается, граждане? Это похуизм какой-то, а как же я, а вдруг я так возьму и умру?

«Мулла сказаль, ти всьо равно умрьош!!!», так или не так (но с «так» ещё и поживешь до того), а пока я тебе расскажу, что такое проявление воли. Это не объявление, не декларации о намерениях, это просто осознанное целесообразное действие. За твою беспезды удавшуюся жизнь ты скрутил себя в бараний рог именно такими действиями, направленными на ублажение себя всякой хуйнёй, а поди ж ты — ещё живой и трепыхаешься. Только цели ты сам себе подменял ложными, не-истинными, хотя полностью обмануть себя так и не вышло, отчего тебе иногда бывает неудобно сидеть. Зато очень удобно будет лежать, о бесконечно дорогой прихожанен.

Тут на самом деле другой текст был, о том, что удержит твою юную красавишну от шлюхинга, но передумал я пока. Не делаешь ты домашние задания, именно потому тебе всё непонятнее мои тексты, ты в них ничего не узнаёшь, потому что не испытывал описанного. Я хз почему, мой персонаж не менее дурацкий, но у него всё работает, с его-то заёбами.