Истинная Церква Всеобщего – Картинки для Устава

Как ты уже в курсе, «семья не раскидывает».
То есть нормальная годная семья есть Сисьтемо Нипель: туда дуй, а оттудова тока сочтенное целесообразным после соответствующих размышлений, и ничего больше.
Да, конешно же, это касается и бабла, и всяческих других ништяков, но в самую первую голову это касается (опа! кто бы мог подумать) такой невещественной штуки как информацыя.
Да, это первое, и оно только по дурнине кажется «даже не второстепенным». Мы не уговариваем тебя Поверить, возьми любого, более-менее извещонного Церквою о приоритетности семейных приоритетов, да хотя бы самого себя, ну и расспроси как следует о самых насущных нуждишках его семьи. Кажный первый обозначит тебе в качестве самой ацкой проблемы недостатошность всяких приятных штукес навроде гектара земли в хорошем месте, жырного Домека как в рекламе подмосковных коттеджных поселков, больмень свеженького Епонцкого Джыпа и прочей хуеты. Но это не так, сыне.
Тута Мы немношко леричецке отступим, да к тому же будем исходить из того, что ты уже немношко слыхал, как именно на предприятии, где есть чем пожывиться, «ставют управление». Обычно это случается, когда завод купил какой-нибудь копеталист. Он приезжает и видит, что завод вроде бы напрягается, пышет дымом и грохочет железками, но бабла на выходе как-то не очень. Хотя по идее должно быть больше, гораздо больше. Но бабла нет. При том, что по бумашкам все чотко и ровно: заехало на три рубля руды, металла продали на пять, отдали мытное, заплатили за свет и воду, и вот тебе твои законные шышнацыть копеталестических копеек. Копеталист обижается, вбегает в заводоуправление своего завода, носится по кабинетам и просит чтоб бабла стало побольше, а ему везде говорят что так-то наверно да, но не в этом годе и наверно не в следущем: рыночная обстановка сечас вот такая, наша доля рынка примерно вот стока, а на себестоимость мы вышли вот на такую. Такшта все верно, бабла вовсе не «мало», а ровно стока, скока вообще возможно и даже чуточьку больше. Бедный копеталист плачет, бесится, пробует выкружыть побольше и так, и эдак, но всякий раз получается, что затеянные им Иницыативы отражаются на выходе бабла не лутшим образом: то новая эффективная экономичная печка возьмет и сломается, то важный покупашка спрыгнет к конкуренту, а то ещо и за экологию штраф прилетит. И все прям как спецально, все как назло, так что к какому-то моменту у копеталиста даже возникает соблазн прислушаться ко мнению опытных произвоцтвеников, что мол не лезь, пущай все крутится как сложылось, не мешай и будь рад тому, что у тебя ваще на выходе плюсовые значения. Ну да, не такие большые как ты рассчитывал, ну чо ж теперь поделать, не в сказке жывем.
В этом месте доверчевые копеталисты Прислушываются к опытным произвоцтвеникам и учутся жыть на шышнацыть копеек, а кто поумнее, те звонят Спецальным Парням, и просят как-нибудь по возможности заехать да и привести завод в какое-то минемальное Чуство. Рано или позно Спецальные Парни приезжают, и ставят на заводе все как надо. И начинают не с выпиливанья самых жырных крыс и не с замены пузатых дедушек с проходной на брутальных бездельников в сексуальной униформе. Все начинается с основ, с составления длинных скушных бумажек, про «кто к чему имеет доступ». И речь не о возможности вот так взять и вытащить слиток со склада готовой продукцыи через дыру в заборе, это сраные копейки, к ним после наведения минимального порядка можно и ваще не возращацо. Главное пресечь основные каналы вывода средств с завода, а они всегда налажены самим руководством: гендиректор обожает кредитовацо в паре местных банчков, финансовый давно и плотно дружыт с некоторыми страховыми, замы поставляют родному заводу всякую мелкую расходку, главный инжынер проводит ремонт за ремонтом через ооошечьку, где промеж учредителей совершенно случайно затесалася его сноха, а безопаснег учился в одном классе с главным областным екологом. Причом по ходу сотрудничества заводские всегда оказываются на том или ином крюке у внешних получателей Сала, в особо смешных случаях вплоть до работы на почтишто общественных началах, за очень малую долю, «лишь бы чего не вышло». То есть на непуганом заводе всегда имеется ситуацыя присутствия внешних интересов, качающих наружу через дружную сеть местных плохишей, как правило подтягивающих к защите имеющегося статуса не только подчиненных манагеров, но и работяг, руководствующихся вообще непонятно чем. Дурак возле денег всегда означает появление вора, а вор предваряет появление бандита или мента, что гораздо хуже, и в самом кратком времени все это срастается в сраный клубок жызнерадосных червей, весело пожырающих абсолютно всю прибавошную стоимость, которую клятвенно обещал копеталисту старый пиздобол Карыл Маркс.
Причом ни одного из этих короедов вот так не возьмешь и не выкинешь с завода: завод как система привык существовать вот так, на каждом короеде висит куча завязок, начиная с лично неворующих, но прикормленных реальных спецов, своих и покупашкиных, и кончая ихним пусть крохотным, но законным участием в акцыонерном копетале.
Таких приходится не выкидывать, а выдавливать, планомерно делая крысинг все более геморойным и безрадосным. Не «борясь с воровством», а превращая воровство в тяжолое, нервное и головоебное занятие.
Делается это обрезанием доступа к информацыи, проводимым либо впрямую без затей и театральщены, либо «упорядочиванием документооборота с перспективой внедрения АСУ» — благо что таким Иницыативам Собственника не повозражаешь, ни с главбухской жордочки, ни с главинжынерской. В процессе оной оптимезацыи как-то само собой оказывается, что деньги, информацыя и ТМЦ больше не едут все скопом в одном канале, что заявку составляет один, деньги тратит второй, а использует ТМЦ ваще третий, — под недреманным оком спецыально поставленного четвертого, и ни у кого нету полной информации о всем процессе. Главный инжынер теперь не велит своим подчиненным «поискать возможности», чтоб отремонтировать прохудившуюся печьку, а тупо отсылает «куда-то туда» файлик со своими хотелками, и потом даже не принимает исполненные хотелки на свой склад, а получает их в хоть как-то обоснованном количестве. И потом ещо пишет отчот, который опять-таки проверяется вовсе не его человеком. Да, когда вот так, то все работы на заводеке проходют и дольше и чуднее, да, когда вот так, то много неразберихи и куча совершенно цырковых ситуацый, но копеталисту начинает чота доставаться, и чем дальше заходит процесс, тем маржынальней оказывается основное производство. Только, заметь, потому, что теперь у каждого свой набор необходимых документов, предоставляющих пользователю строго необходимый объем информации.
И причом отнюдь не скажешь, что «такую систему невозможно наебать», возможно конешноже. И даже довольно просто. Но вот объем организацыонных усилий при схемостроительстве на таком заводике стал неподъемным, — за счет всего-навсего небольшых изменений прав доступа к разной информации. Все воровство конешноже так не изоймешь, но воровать по-крупному на таком заводике больше не выйдет.
Погляди на картину в целом, сынок.
На заводике резвилось крысиное кубло, прибыли (назовем это так) тупо не было, все крутилося заради удовольствия каких-то внешних интересантов. Приехали чоткие пасаны и раскидали документооборот на несколько больмень изолированных каналов, не «уничтожыв схемы как явление», а просто чуток их затруднив. И вот результат: заводик в целом стал работать не на манагемент, а на своего володельца, — ну, насколько это вообще реально в нашых конкретно взятых. Заводик стал тем, ради чего вообще-то и заводют всякие заводики, и, добавим очень важное, но для тебя-долбоеба абсолютно неочевидное, — начал нарабатывать привычку жыть ради котлеты для своего владельца.
К чему же Мы про все это тебе причосываем.
К тому, что у тебя дома ровно такая же безрадосная картина, как у нещясного копеталиста, купившего себе за настоящие деньги симпатишный заводек, способный каждый месяц выпекать для своего володетеля нехилую шапочьку, и внезапно обнаружывшего, что его заводек вовсе не его, он непонятно чей, и шапочька с него достается непонятно кому. Купыло мамо коныка, а конык без ноги, дадад.
У тебя на данный момент ровно то же самое, разве что с тем отличием, что копеталист совершенно осознанно ходил и покупал себе заводек, и чотко знал, зачем именно ему все это нужно. С тобой было немношко не так, ты «заводил семью» не приходя в сознание, тебя просто затолкало на место «главы» «семьи» тогдашним общим ходом, который не велел гномекам ебацо как попало, а велел сначала сходить в загс и потратить все свои жалкия копейки на безсмысленную пьянку. Кроме того, твое соцыальное окружение (проще говоря Бабы) всячески подталкивали тебя к «семейной жызни», ибо по инстинктивному скудоумию своему бабы всегда предпочтут то чо уже есть, пущай оно «есть» только Как Бы, и ваще никак не работает. Ты безсознательно повелся на все это, одел на палец колечько и подставил паспорт для штапа, но как был безсознательным долбоебом, так им и остался. Но теперь уже не свободно шляющимся долбоебом, а долбоебом, находящимся у руля «ячейки опчества». Понятное дело, что того Руля ты ни разу даже не потрогал, да и ваще начал подозревать о его существовании токмо стамшы Нашым прехожаненом, то есть исполнять свои непосредственные обязанности ты даже не пробовал. В результате «твоя» «семья» является не более чем гнусной (ну или грусной если тебе нравицо помяхше) пародией на семью. Этот блядский цырк нахуй не нужен своим учередителям, в своем нонешнем виде он тупо невыгоден, и именно поэтому он сейчас отмирает стремительней падающего домкрата. На сегодня это не инструмент выжывания, это способ ебать себе мозги, просирать время жызни хуй знает на что, выращивать незнамо зачем единственного уродца и тратить Сало на чужые хотелки.
Ещо раз: все это происходит только потому, что не может не происходить, ведь сам ты «своей» «семьей» вообще никак не управляешь. По факту она никакая не твоя, она ничья. Ну а раз ничья, то ею рулют любые жалающие: совершенно посторонние граждане, соцыальные группы, государственные, общественные и коммерческие организации, а ты об этом ни сном ни духом. Твоей семье ставят задачи, не имеющие ничего общего с ея интересами, ее активность направляют в нахуй не нужных ей направлениях, в результате чего Сало твоей семьи жрет кто угодно, кроме тебя и твоих. И не только жрет, но ещо и тупо проебывает его в никуда, лишь бы оно не досталося тебе и твоим, а то вдруг ещо распробуете и пондравицо.
Ну то есть ты уже понел, куда все это заворачивается: да, конешноже к постановке управления, к чему ж ещо. Но так как ты потомственный долбоеб, то жувать тебе эту тему целиком возьмется только жалающий чтоб ты поскорее сдох, ибо ты сразу же повторишь все классические Подвиги придурка, взявшего в руки бензопилу. Накуролесив и обосрамшысь, ты Очень Вовремя Догадаешсо, что конкретно тебе вовсе не стоило заскакивать на Трибунко и ставить перед личным составом Омбецеозные Задачи, связанные с гордым отрицаньем объективной реальности, ведь содержымое головенок твоего личного состава никак не способствует пониманию, зачем им надо отрицать реально существующую реальность и подыгрывать чокнувшемуся папе. Тебе стоило бы (уже БЫ) поступить немношко наоборот, нежненько поддушывать трубу, по которой в головы твоих заезжает извне всякое безумное да нехорошее, аккуратно подменяя трафик на свой, да исподволь насаждать нормальные семейные заположняки.
Естественно, в примерно в этом месте любой долбоеб сразу взвоет: а как, Церква, КАК?! вот чо конкретно делать конкретному мне на именно моей жызненной практике? Вот прямо севодня вечером?
Вспоминать радиодело, дорогой, чо ж ещо. Хочешь передать сигнал, достатошно енергичный, чтоб проходил через лобовые кости? Гавно вопрос, сгенерируй несущую частоту, которую будешь модулировать как тебе надо, другими словами выбери точку входа под коросту безумия, наросшую на мозгах твоих ближних, и пролезь в ихнюю мотивацыонную диспетчерскую. Ты же не можешь заходить туда полноправным Дирехтыром, ты же для них не более чем чуточку ебнутое папо, немношко «любимое», но по сути гавно и червь. Оне тупо не пустют (и заметь, как оне в этом правы) гавно и червя копаться в своих конфигах, так что придется тебе покашто полазить вот так, тишком и без кипешу.
Чо там накручивать в саму первую голову.
Там есть такой кранек, найдешь коли захочешь, на нем написано «Пиздеть – Не Пиздеть». Крутишь его на четверть оборота вправо и выходишь, ничего боле не трогая.
Через месяц (или назавтра, или через неделю, или через полгода) видишь что уже Пора, снова залазишь, и поджымаешь ещё на четверть. Меньше можно, больше низя. Сколько оборотов – да хуй его знает, наскока именно оне уже впали в безумие, твои близкие. Может, хватит и шести абертов, а может там уже давно все сорвано, крути хоть закрутись, это уж какой твой сутба.
Чо должно быть на выходе: каждый твой семейный должен быть (сам, от себя, не отдавая себе отчота в «откуда это взялось») чотко уверен: о делах нашей семьи не должен знать никто посторонний, наружу не должно выходить ничего, совсем ничего, вообще, никакие даже «заведомо стопудовые мелочи», потому что мелочей нет. Чтоб хотя бы приблизительно ориентироваться в делах твоей семьи, нужно являться ее членом, и больше никак.
Сейчас ты даже приблизительно не поймешь, почему надо накручивать именно вот это, почему не чота другое, но сие ни что иное как фильтр, на котором ты либо останешься в виде того самого «чокнутого гавночервя», либо проломишсо дальше, к Великим тксссть Победамъ. Никакого выбора у тебя нету: либо ты добиваешься устойчивой ситуации, когда о делах семьи никто ничего доподлинно не знает, либо твоя семья никакая не твоя, «нучош теперь, жыви так».

Жывущий опричь безумия не показывает окружающим безумцам ровно ничего, — кроме того, что он сам опосля соответствующего размышления счел целесообразным показать.

http://itzerkva.com/kartinki-dlya-ustava-2/