Истинная Церква Всеобщего – Проповедь о Табуретках

Уж не знаем, замечал ли ты такое когда-нибудь, но в жызне иногда случаецо, что человеческое остается висеть на тебе одном. Неважно где именно, будь то мимолетная уличная ситуацыя или долгопротяжное бодание в некоем закрытом коллективе, или чистароцтвенные терки в ходе например внезапного раздела нежданной-негаданной трешки в центре, или по ходу пересмотра долей в акцыонерном копетале, — словом, бывает так, что обезумели и ошкварилися абсолютно все, кроме покаещотебя. Все забили на красивые-но-не-из-нашей-жызни слова про всякие «человеческие облики», все перемазались говнами и повцепилися друг дружке в холки, все рычат и творят безумства, словом треш-угар-содомия…
И тут такой Ты!


Ты чотко входишь командирским шагом, в руце твоей Усмирения Тобуретко, а в глазках Негодованея Огнь, глас твой пронзителен и страшен.
«Вы чо тут блять, ахуели все?! Прекратили нахуй! Всталиблятьпостроились! Бегом блять строиться, У-Е-БУ!!!»
К тупящим немедленно применяется практическое усмирение. Бац, бдыщь, хуяк, еблысь! – и недогадавшыеся вовремя присоединиться к построению раскатываются по углам, зажымая холодеющими пальцами герлянды выпадающих потроховъ.
Задача решена: строй чижело дышыт, с трудом возвращает зрение в фокус и на глазах приходит в чуство. Вспоминает про «мы ж ващета люди какбэ». Их вернули из аварийного режыма в нормальный рабочий. Ты вернул, своей волей. Они не могли, а ты пришол и шмогъ.
Понятно, что у всех участников сцобытия навсегда останется Потребность (неважно, признаваемая ими либо бурно отрицаемая) быренько построиться при звуке твоего голоса. С этим все просто и понятно: то, что человеческим существам хотя бы раз практическе Показали, оне запомнют навсегда, хочецо им такого либо нет. Куды интереснее (и потенцыально полезнее) то, что при этом происходит с тобой самим: первый раз взяв в руки Табуретку и построив попутавшых, ты изменил ся, ты стал Бравшым Табур, и спецыальный значок о сем Взятии теперь навсегда повис над твоей бестолковкой. Причом без разницы кем ты родился и ходил до Взятия, это работает хоть с прирожденными полковнегаме, хоть с наиотчотливейшыми эдекпедеками, ведь сей баф ложытся поверх всех твоих статов, отдельно. И растет на порядок с каждым следущим Взятием. После третьего-пятого даже излишне реально прикасаться к табуретам, как правило начинает хватать всего лишь твоего голоса, а когда потеряешь Взятиям счот, всем становится полностью достаточно одного твоего присутствия, и даже твоих шагов за дверью на лестнице, а то и просто известия что «сегодня по части Этот».
Как ты наверно уже заподозрелъ, застроить семейных под человеческое чуток посложнее застраиванья личного состава под требованья уставов, и да, это так. Но в целом смысел всегда один: человеческие существа НЕ ПРОТИВ, когда им (даже очень больно) бьют табуреткой по бестолковке в ходе возвращения из режыма «безумство» в нормальный человеческий вид. Оне ТОЧНО ЗНАЮТ, что такое человеческий вид, даже если выращены полными бибезянами, и «чиста на уровне разума» не отдают себе в том ни малейшаго отчота. И ещо оне знают, что человеческий вид это Хорошо, а безумие – Плохо, и «так-то ващщето» жыть во безумиях им нахуй не надо, им сами гораздо лутше и удобнее жыть в нормальном человеческом виде. Но гавно в ихних бестолковках принуждает их ко всяким безумиям по любому удобному поводу, да к тому же принуждает ещо и Настаивать, когда их недостатошно уверенно загоняют в нормальное стойло. Именно поэтому оне всячески Кобеняцо, когда их выводют из безумия к нормальному человеческому виду: а вдруг их сейчас не Выводют, а просто Пробуют? Вдруг это все не так уж и всурьез?
Ввиду вышеизложенного каждому потенцыальному Хватателю Тобуреток стоит каждую секунду помнить: оне ведут себя вот так не оттого, что оне «плохия», нетъ. И уж тем более оне не «против человеческого». Просто у них нету столько силы, чтоб вот так взять и загнать свое безумие туда, где ему самое место. Эту силу им предоставляют снаружы те, кто может Хватать Табуреты и расставлять все по своим местам, то есть те, на ком держытся человеческое. Это ВСЕГДА или папа, или никто, бабы Неможуть, даже ежели им Хочецо, и не потому что Тупые, оне просто не видют кнопочек на этом пульте. Коли папа требует именно человеческого, а не загоняется по своей личной дурнине, ему подчиняются ВСЕГДА И ВСЕ, и даже прибегают издали только чтоб поподчиняться. Любым семейным, как бы они не вижжяли под Табуреткой и не быковали, ОДНОЗНАЧНО НРАВИЦО жыть под прессом, вынуждающим их тянуться к человеческому, и подчинять ся Папе, у которого над аватарчеком ярко светится «Этот стока раз Брал Табуретко, что тебе лутше Ненада». Такой свет вовсе не Пужает их, как можно подумать при недостатошности головного мозга, а строго наоборот, умиротворяет и настраивает на конструктивъ, обозначает стороны света, Верхъ и Низъ, то есть сообщает то самое чуство реальносте, без которого им тупо никакъ.
Человеческое всегда висит на тебе одном. Оно присутствует (либо отсутствует) в твоей семье только по твоему решению и благодаря твоим действиям, ни из-за чего больше оно не появляется и не пропадает. Не ты – значит никто. Если не ты, твои семейные не чуствуют земли под ногами и жывут как получится, вне человеческого, а зачастую и против него. Особенно наглядно сие проявлено внутри любой семьи: если папа чмо и не исполняет должного, семья жывет как банда нелюдей, даже при полном внешнем благообразии. Особенно при благообразии.

Из: http://itzerkva.com/propoved-o-taburetkah/