Истинная Церква Всеобщего – Сезонная Проповедь про Отпуска

Чтобы сразу заволодеть твоим вниманием, с самого начала откроем тебе страшную Тайну: гномеки тупые, совсем тупые, примерно как тюлени, а может дажыд и пожощще.
Да, их можно как Понять, так и Простить, ведь оне же (маленькия! хорошыя!) Нивчом Невиноваты, это у них просто «жызень такая», их вот так научили, а оне научилися, Это Оне Не Сами и все такое. А чо, все же Такъ. «От отцов и дедов». «Не нами заведено».
«А так-то оне хорошые», да.

Оне просто подпрыгивают, когда этого совершенно не нужно. Подпрыгивают и выхватывают с протянутой им ЗОГушкиной ладошки всякие ненужные им штукес. Сами, заметь. Сами подпрыгивают и сами хватают. И тут же хавают схваченное. Причом совершенно добровольно. То есть если не подпрыгнуть и не схватить, за такое ничо не будет, не будет даже какого-то чистасимволического наказания. Даже как-то отмазываться, и то не надо, не надо придумывать и городить ахинею «почему я не подошол и не схавал», можно просто пройти мимо и не подходить.

Но нет.

Оне бегут к ЗОГушкиной ладошке роняя калъ, толкутся вокруг, подпрыгивают, тянуцо на самых цырлах, рычат друг на дружку, вижжят и даже толкаются, чтоб скорей ухватить Предложенное и тут же его схавать.

Оне даже Страдают, дадад, вот так на полном сурьезе Страдают, когда у них по каким-то своим причинам не получаецо Подпрыгнуть и Схавать. Вплоть знаешь ли до Трагичносте, «как так, в этом годе мы не Подпрыгнули и не Схавали!»

Дадад, ты все правельно угадал: это Мы опять завели свою старинную волынку об такназываемом Отпуске.

Дичайшая (ну так-то ващщето) вещь, все равно что сунуть в спецальный автомат штуку баксов за то, чтоб оттудова высунулась нога и въебала тебе по яйцам, а пока ты ухаешь и приседаешь, оттудова высунется ещо и спецальная Шаловливая Ручька, попиздит у тебя все по карманам, а потом ещо наверху откроецо Спецальное Окошко, откудова кто-то невидимый смачно харкнет тебе на кепку и цынично заржот, а потом ещо ко всему прочему подойдет мент и оштрофует тебя за пользование такими чюдестными автоматами в общественном месте.

Но гномекам сказали, что им все это Ужастно Нравицо, и чо, все получилось: гномеки дружно видют во всем этом сраном сюре Чота Очень-Очень Хорошее.

Прикинь, оне весь год копаются в ямках, носют голыми ручькаме грязные ништяки, отмывают их от говен и относют блядям, чтоб получить одно (ОДНО) Сраное Копейко. Ну иногда Две. Или даже Две Сполтиной, но это редко. В основном Одно.

Это как бы мало, хотя если сказать точнее, то скорей «ваще нихуя». Конешноже, этого им ни на чо не хватает. Но кажный год оне кидают жакие остаточьки своей единственной (дествительно единственной. «Понимаете ли вы это?») в Тот Самый Автомат и конешноже еле отползают оттудова, сполна получив его славнаго сервеса и утирают смачные харчки с грусных ебальничков, потомушто носить кепочку их так и не приучили. Потратив на это Щастье все остатки и без того очень маленькой, жалкой своей Копеечьки. То есть после этого у них совсем ничего нету. Совсем. И вот оне опять бегут в свою ямку, копать и шарить в говнах голыми ручькаме.

В этом месте гномеков можно даже… ну не скажем «Пожалеть», хули их Жалеть, когда им даже самим на себя насрать, — но скажем так Насекундочьку Умилиться: ай да гномеки, какие же оне всё-таки умничьки, ты тока глянь, — им с такой Копеечькою на большой бы дороге за кустом стоять, а они нет, оне копают, упираются там чота, уже все потненькие да одышливыя, а все равно чота роют да выкапывают, и куют, куют свое Копеечько. Пущай одно, пущай со всякими вычетами да с затяжками, но свое, родное да кровное. Ай да молодцы гномеки, ай да трудяжечьки, так ить пятилеточек пять-шесть поупираются, да и глядишь чего-нито да Накуют, пущай даже под самый конец своих таксказать концов, но таки Накуют, хотя бы не придецо им в старости своей уб-гой по улицам ходить да бутылки собирать. А то может (ну, у некоторых конешно) и до здравомысленного чего-нибудь дойдет, гараж например под сдачу приобресть, али ваще промздание, а там глядишь может и не придется следущему поколенью по шесть пятилеточек в ямке возиться да голыми ручьками в говнах шарить. Возможно же такое, никого же за такое покамест не разстреливают?

Да, возможно.

Нет, пока нет, не разстреливают.
Скоро может и да, а пока точно нет. Покашто даже не сажают за такое, и даже (страшно писать, а то вот так напишешь и Надоумишь) не обрезают гномекам саму техвозможность здравомысленного поведения с помощью гуманных экономичецких мер. Хотя это очень просто, надо сказать, вот так взять да и выбить из гномековых головенок всякие ненужные мысли, типа например таких — «А почему бы мне не попробовать сохранить мою единцтвенную Копеечьку? Может, зря я ее всякий раз Проссываю? Может, завести у себя на семье такой Спецальный Ход, чтоб завтра к моей Копеечьке добавилася ещо одна? Это же будет Уже Две! Или ваще Три! А ведь Три уже можно потратить на то, чтоб Копеецьки прибывали Какта Сами и чтоб мне не надо было больше лазить в ямку и всю свою Коротенькую чота там откапывать!!!». Ну ты сам лутше Нас знаешь, такие грязные мысли во гномечьих головенках прерываются не просто легко, а как два пальца, даже безо всяких спецальных мер. А уж если принять адресные Меры, то такие мысли у гномеков не будут заводиться даже в манилофф-моде, причом все это будет выглядеть прилично и гуманно, чистая экономика.

Но даже такого гуманного и чистаэкономичецкого Пока Нет. И каждый чтоназываецо Волен вытворять буквально чо угодно, вплоть до совершения здравомысленных движений.
Но тут наступают Отпуска.

Кажный год, заметь.

И чо же в этой связи происходит, чем же начинают заниматься нашы милые умничьки?

А умничьки увязывают в узелок свои трусы да портянки, суют их в багажнег и Едут. И кто сразу, а кто и через сутки рулежки оказываются на федеральной трассе М-4 «Дон».
Где с ихней Копеечьки тут же снимают стружку.

Потом гномеки оказываются на а/д Е-115, где с них опять… дадад, красномордые кубоноеды в красивых белых рубашках опять получают с гномеков посильные адресные взносы на развитие гостеприимства.

Надобно особо отметить, что несмотря на свои красные рожы, кубоноеды в этих своих действиях полностью правы. Правы не как кубоноеды конешно, и не как члены Клуба Белых Рубашек, а правы Фундоментально, правы настока, что такую правоту не переплюнуть ваще ничем.Это потому что гномеки уже должны. Оне уже торчат, и торчат неожыданно Дохуя.
Мы скорей всего не скажем тебе, кому (вернее сказать Кому) оне заторчали, свернув с М4 на Е115 за красноречивой рекой Соси Ка, не скажем наверно даже до самого конца Проповеди, чтоб у тебя был Шанц осознать смысл доводимого в самостоятельном порядке и выхватить на том пару пунктов Осознанносте. Лутше Мы поведаем тебе об их дальнейшых дорожных Сидхах, щедро даруемых ихним Кредитором (это конешноже тов. Сутба, прости, Мы не хотели так быстро тебя обламывать) — ну и о прочем ежегодно обновляемом ехпириенсе.

Опосля знакового поворота у Речки-Провидицы гномеки потупее направляют свои трахомы прямиком через Котеринодар, обитель Соссаков и к ним приравненных. И да, ты опять угадал, там гномечью трахому снова встречают гостеприимные кубоноеды, и как обычно берут с Копеечьки пробу: чья же это к ним приехала Копеечька, безумного ли гномека, добровольно ставшего жалким бздыхом, либо наманого сознательного пасана, лишь волею т. Сутбы уподобившего ся оным жалким созданиям? Впрочем, проба не возвращается никому, и наверно это всё-таки правельно: а не уподобляй ся, ну или хотя бы гоняй на 23-х номерах, раз уж у тебя здесь дела. Разница тока в том, что опосля встречи наманые пасаны так и едут куда хотели в том же самом виде, а гномеки получают на лобовик трахомы спецыальные транзиты с большыми красными буквами БЗДЫХЪ!!!, и едут дальше, всем до донышка понятные. Теперь оне бздыхи.
Впрочем те, кто поумнее и поехал по обходу на Джубгу, едут ровно с такими же Красошными Транзитаме, но они хотя бы едут вместе со Знающими Прикуп, тогда как поток совсем уж конченных шуршит в сторону Геленджыков и (о б-жечьки) Онапъ.

Не бойся, затрагивать онапские сегменты данной предметной области Мы не станем; какого бы безчеловечного монстра Мы из Себя ни корчили, в душе Мы чутки и ранимы, и всурьез опасаемсо не перенести причиненной тебе Боли.

Такшта ограничимсо Геленджыком, он воистину символический символ Того Самого Автомата, через который с гномеков списывают те жалкие остатки их Копеечьки, какие им практическе Чюдом удалося сохранить от всех страшнейшых гномековых Напастей, навроде «УгляНазиму», «ЧотаТачкаСыпецо» и даже «ЕйжеВследущемгодеПоступать».

Хотя оне уже никакие не гномеки, оне бздыхи. Добровольные причом, никто их не заставлял. Оне все сами. Оне сами сымают себе у мрачных, настроившыхся на терпение местных те самые фанерные «нумера с кондицыонером и видом наморе», всего в восьмистах метрах от гороцкого пляжу, где им на день вырубают пездричество, типа нехуй тута делать сплиты гонять вон на пляж пездуйте раз приехали, а вечерком поджымают воду шоб не лили лишнего онаж теперь вся пощотчеку. Гномеки кстате молодечеки, оне не выебываюцо, выходют из курятнека и пиздуют куда сказано, — дествительно, оне ж за тем и Понаехали. И сами же залазют в темнокоричневую воду с Жолтой Пэной и всяческе в ней купаюцо. Туда местные в несезон сцобаку не загонют, потомушто нахуй надо мыть ее потом, а гномеки не, ничо. Купаюцо, катаюцо на бананчеках, полощут в жыже подрастающую смену. Некоторые даже одевают всю эту шноркленговую хуергу как в Шарме и возюцо ближе ко дну, чота там высматривают, наверно подсчитывают скоко там труб на глубине в пару-тройку метров выходит на этом куске берега. А их там дохуя, этих труб. Особенно опосля как дожжык пройдет, оне аж не коричневым как обычно, а прям чорным ебашут. А гномекам ничо, нормально. Оне даже шутют промеж собой, типа это чо, это хуйня, вы бы у нас на Лененске-Кузнецком поглядели бы, вот там Да. Вот там пиздец, а это у вас тут хуйня. Завтра уже не будет ничо, «море вон какое большое». Правда, ихнее подрастающее поколение непрерывно дрыщет с таких морских купаньев, но это опять-таки «ничо», это знаете ли акклиматизацыя, какие оне все-таки умницы, сами себя успокаивают, типа давай уже не будем портить себе Отпускной Настрой.

Оне точно так же сами Остаюцо Напозетиве и уговаривают друг дружку типа Даладно Мы Ж Наотдыхе, когда кушают невообразимую каку, по совершенно невменяемым ценникам. Им прикинь можно скормить вааще все, вот прям самую настоящую тухлятину, ваще реально. Почему-то дома оне такое враз и почуют, и развижжятся, а тута чота не, жрут, косяцо конешно, но жрут, ссаками из кегов запивают, бздыхи чо. А к вечеру, когда на покрепше переходют, тама ваще камедь, прикинь, у меня братан как раз бухло в алкопрофи таскает, ну там вискарь-невискарь, кальвадос-шмальвадос, нутыпонел карочь, дык он говорит это самый сцукобляцкий шмурдяк, который ни одна база уже не берет, все блять для баров-кафушек подметается в полцены, а то и дешовше даже, то есть такой пиздец всему шо даже неверицо, там же как, там когда грузишсо глаз да глаз, там всегда стоит пара паллет с нормальным, ну то есть тоже байда конешно, но московская, с бумажками там и всяким прочим, от реального импорта не всякий и отличит, потом уже идет сотня той же позиции с такой больмень годной пальней, спирт нальчик или турцыя заделка вся хуйня, даже типа культура, как бы для местных, ну и под крышу забито паллетами с вот таким, типа для пятерочек и магнитов, тока ещо хуевей, вот это шмурдло у нас бздышня и халкает весь сезон, хотя куда им деваться, с собой много не притащишь, а «домашнее» у нашых брать это ваще лутше сразу застрелиться, согласися.

Да канеш согласимсо, «домашнее» для бздыхов делаецо строго из Концынтрата им. Олебасова и строго на канавной водичьке. «Коньячок на шелковичке», дадад. Вот из принцыпа на канавной, при том, что на водопроводной было бы даже проще, но нет, «пущай эту хуярют». Оне и хуярют, а хули там ещо делать, в приморском селе на берегу залива с жыдким гавном, разве что «примечятельности смотреть», ведь «смотреть» тамошние Примечятельности дествительно можно тока опосля доброй сиськи Домашнего Коньячка Нашелковичьке, ведь как правило это унылые Водопады-Рощи-Скалы, отчаянно притворяющиеся чем-то Необычненьким, да ещо более унылые Изторические Здания-Памятнеки и даже просто Места, прямо-таки раздирающие пасть зевотой, и вокруг всего этого уб-жества тяжко топчутся загорелыя безвозрастные тети в штанцах по колено, со смертною тоскою вытягивающие из осоловелых бздыхов жалкия свои гонорары. Бздыхи халкают теплое пиво и все так же добровольно расстаются с остатками своих нещясных Копеечек, завистливо вздыхая о Фирменной Южной Легкости, с коией-де жывется тут хитрым местным, отжымающим за час прогулки ихний двухдневный заработок в промерзшей Яме, где того и гляди чем-нибудь пришыбет, а от сварошного дыма в носу к концу смены намертво схватываются сопли.

Но никто никого как обычно не заставляет. Сами, да, все сами. Сами сели, сами поехали, сами приехали, и теперь Надо Как-То Отдыхать, выматывая себя запредельно хуевой синькой, жуткими фанерными курятнеками да пожыранием гомерических количеств всякой тухлятины, — да все на ногах, все на солнце, при совершенно непривычных температуре и влажности. Отдых, хуле, надо же Зарядицо Здоровьем. На все деньги.
Кстате, если кажецо, что примерно такое тока у Замечятельных Мужыков, вывозящих чиксу в Генджыки на весь Полтинник, ты ошыбаешься. Дай такому замечятельному мужыку хоть пять, хоть десять, да хоть двадцыть Полтинников, он будет Вывозить точно так же, тока фанера в курятнике будет немношко другая, ну и вместо пляжного банана его чикса будет вижжять со старого уебаного робенсончека, вот и все. Все остальное будет то же самое, даже бухло. А «рэсторанное» хрючево запросто может оказаться и погаже, вот запросто. Отдых блять.

И главно дело все это не из-под палки. По своей собственной доброй воле: Хочу! Ну на, хуле.

Гномеки-гномеки, ебаные блять в голову деревянные блять буротины. Вот нахуя, скажы, нахуя подпрыгивать вот за таким, хватать это чуть ли не в драку, а потом ещо и хавать это в свое собственное нутро. Нахуя, на-ху-я оно было бы нужно, зачем, с какой блять целью. Как ваще можно отдавать за такое хотя бы тень от своей Копеечьки, тем более от единственной, тем более что Все Это (ахтунг, ща будет Главная Мякотка) устроено спецально. Дадад, можешь окрестить сие какой угодно «шызой» и «коньсперологией», но вот это все, о чом Мы тут брызгаем истерическими слюняме, заведено в полном осознании целей и задач, и очень хорошо работает. Попробуй это Развидеть, если есть желание.

«Дык а чо ж тогда делать?! Как Отдыхать-то?» — ога?
Ога, хуле тамъ.
А блять очень просто.
Не надо тебе Отдыхать, во об ще. Даже не оттого, что Вот Такое нихуя никакой не «отдых», а потомушто ты не Устал. Что ты заебаный-задроченый, это да, ты всегда такой, но это нихуя не Щитаецо, вот ваще никак. И ты знаешь почему оно Нещетово, можешь не собирать бровки вопрошающим домеком, Мы знаешьле клали хуй на такие вопрошанея, которые нужны тока для того, чтоб в стопицотый раз повторять одно и то же. Ты знаешь, и на этом все.
Возьми лутше свою Отпускную Копеечьку и отнеси ее в Церкву. Хотя ладно, всю не надо. Даже половину хуй сым не надо, отломи тока Положеное, остальное приховай, тока не какабычна, а как Мы науськивали, в рыжее. А Положеное отнеси, отнеси и отдай, и не вспоминай об этих крошках, и не ссы, это конешно разводка, но Мы ща поясним почему и главно Зачем.
Это чтоб твой внучек (а скорее правнучек) отправлял своих Отдыхать немножко другим способом. В те же самые места, в тот же самый сезон, но с абсолютно иными («абсолютно иными», это когда совсем ваще пиздец как наоборот) результатами. Не в курятнек из фанеры за трицытьтрипезды от моря, а в годное домяро метров питесот, с гектаром участка, своим берегом и своим причалом. Где хозяева не «хозяева», а свои же семейные, которым уже пора отдохнуть от суеты и подышать морскими воздусяме. Которые тебя встретют, привезут и попарют, накормют своими шашлыками и своими же пЭрсикаме, а потом скажут молодому чтоб когда захочете свозил в другой дом, в горах, у речки, уже не с гектаром, с полтиной, где можно на своей речке и по форельке, да и на охоту например. А когда наотдыхаетеся, вас и отвезут и посадют и помашут вослед платочкаме. И все прикинь, без бабла. Потомушто Вот Это Все, оно семейное, для того оно и заведено, чтоб если кто из своих хочет например наморе, мог это наморе получить как положено, в людском качестве и количестве, причом оно все даже бабла не просит, а приносит само, не сказать конешно чтоб трилеарды, но не совсем уж сраные копейки. Вот примерно к такому придет твое пездючье, вернее сказать «а скорее конешно пездючье твоего пездючья», ежели ты будешь хотя бы чуток склонять ся к тому, к чему твою дурную тупую бестолковку пригинает Всеобщая Церква Всеобщего.
Такшта в этот раз билет конешно можешь не сдавать, к тому времени все эти игры с Коронтинаме скорей всего кончутся, но нащот будущих периодов ты в курс поставлен.
Реквезиты знаешь.

ЗЫ С поистине садестическим нетерпеньем Мы надеемсо, что отметюцо все Квалифицырованные Потребители с увлекательными разсказами о том, что ну оне-то не такие как все и ходют тока по чистым океанцким пляжам с ахуенной мохитою в стакане, ибо когда-нибудь Мы таки добьем старый черновечок про выездной туризым, и сполна удовлетворим Предпочетающих Конешноже Неврашку.

Исток: http://itzerkva.com/sezonnaya-propoved-pro-otpuska-s-deckoj-razvodkoj-v-okoncove/