Истинная Церква Всеобщего – ВЦВ профориентирует и под конец ловко сворачивает на Семейное

Не надо ничо «выбирать», это тупо лишнее, вот отчего.
Любой кто задумывался об «где бы рубануть себе сала», морщил моську и Задумчево Выбирал себе направление куды копать.
Но на практике у них у всех вышло совершенно одинаково, как сцуко под копирку: через самое небольшое время Копанья оне обнаружыли, что вовсе не торгуют например авторезиной у себя на райцентре, как вопщемта изначально собиралися, а как-то незаметно начали возить грузы, и у них теперь (надоже) транспортная компания.
Или например поставили парня возить черметы на большую фабрику, а через малое время он таскает на кетай цветной прокат, или давит пластиковую посуду, или ваще строит для бюджетов теплотрассы.
И никто ничо такого даже близко не «планировал», потомушто и впрямь, ну как такое «запланируешь». «Чота какта само так получилося».
Причом это прямейшым образом касается не тока тех, кто продал бабушкин домек и с Целым Лимоном в потном кулачке ломанулся «в бизднеса», нет. Это ровно так же касается и тех, кого «корешок уговорил выйти на недельку посидеть на приемке легковеса», или «хозяен соседнего цеха попросил наладить печку». Нучо, сходил-наладил, поебацо пришлось конечно, но потом ещо один попросил, и ещо один, ну и катается теперь бедный наладчек по всей бывшей сысыерии, чота там ковыряется в гавне и саже, а с ним то новой субарой рассчитаются, то вагоном проката, так и жывет потихоньку – ни забот у него, ни хлопот, ему даже все просадки экономик похую, ведь печьки-то один хуй ломаются, кризис там или некризис, чинить их все равно надо.
Это все как ты понимаешь реклама не починки хитровыебатых промпечей, а реклама все той же Незасратой Головы, про которую Мы буквально токашто поминали.
Ну и ещо это конешноже реклама нашей поистине чюдесной (в хорошем смысле) страны, где по сути все тока начинается, и по крайней мере на нашем мелкоскопичецком уровне ещо нигде ничо не закостенело, заходи куда угодно, и через малое время окажешься строго там, где тебе положено.
Тебе, именно тебе. Потому что ты уже Все Понел: нету никакой, ваще никакой разницы, куда именно Копать, если ты здоров, ты всегда увидишь свое место, и легко, естественно поместишься в как всегда Вовремя открывшуюся («как будто спецально для тебя») нишу. Помешать себе в этом можешь только ты сам.
Не станешь спецально мешать – все произойдет само: «встал, пошол, сунул жало, хобана а тута оказываецо подымай да подымай».
И вот так у нас везде. Вообще везде.
Страна у нас действительно ахуеть богатая, это ни разу не ради красного словца, и быдло у нас дествительно тупее некуда, настока тупое что аж неверицо, оно дествительно Мучительно Недоедает сидя на полном коробе тушняка. И все, вообще все, оно дествительно только от тебя и ни от чего больше: хочешь сидеть и плакать – хуле, сиди да плачь, никто не против, ну а коль не хочешь – походил, посувал жало, где-то все равно наткнешься, а как присосался, сиди да похахатывай, да смотри не проеби по дурнине. Ничего сложного? Конечно ничего, какие тут нахуй сложности.
Когда все наладишь, сам же спецально зайдешь всюда и подтвердишь: да, блять, да! Все оно сцуко именно так и есть, вот ваще в точности, до блять сцукопоследней запятой! Если сам клювом не щолкаешь, то все дествительно чуть ли не Само!!!
Хотя лично от Нас для тебя будет спецальное остережение: за Заметным Салом лучше таки не лезти, причом не потому что скорей всего обломаешься, а как раз потому, что может получиться. А тама нету не просто «ничо хорошего», тама все грусно, причом совсем. Докопаться до Заметных Сал отчотливо ХУЖЕ чем не докопаться ни до чего ваще, и это железобетонное правило работает для подавляющего большынства копателей.
С теми, кто таки Докопалсо до Большого Сала, практическе со всеми произошло одно и то же: докопамшысь до намеченных рубежей, все оне обнаружыли, что никакого Сала на означенных рубежах тупо нету.
Вернее оно как бы есть, и даже в количестве, порою даже Ошыломляющем, но его пилют те борзые да неприветливые дяденьки, кто здесь копает уже давно, успел скарефаниться с такими же борзыми, и поставить дела так, что как ни копай, на выходе все как-то само распилится так, что им с горкой, а тебе тока понюхать. То есть надо как-то встраиваться в эту мешпуху, и отдавать Кудата Туда большую часть накопанного, тогда чота достанется и тебе. Конешноже, сам ты по размерам доставшегося ничего решать не будешь: сколько оставили, за то и поклонишься, и в попоньку поцалуешь.
Но главный прикол в том, что даже милостево оставляемое вовсе НЕ ОКАЖЕТСЯ в твоем распоряжении.
Про места, где пилют даже не Большое, а Чутьвышесреднее Сало, Мы можем тебе стопудово объявить: никакого «распоряжения» «своей» доляхой там даже не жди. Потому что где даже не Большое, а всего-то Чутьвышесреднее Сало, там сразу и планированье, и Порядок. В том числе и с персоналом, то есть с тобой. И твое обращение со «своей» доляхой будет либо соответствовать Порядку, либо выделение доляхи очень быстро закончится по совершенно рыночным и полностью естественным причинам.
Поэтому полностью здоровый на голову при малейшей возможности выбора не пойдет на доляху, даже на жырную, а ежели таки жызень заставит, то на очень краткое время.
Это оттого, что распоряжаться маленьким собственноручно нарубленным Салом технически возможно, тогда как уделенной тебе доляхой стопудово будешь распоряжаться НЕ ТЫ. Использованьем уделенного всегда распоряжается тот кто Уделяет.
Сделанное своими усилиями для себя – оно твое, и ты сам волен решать про использование, тогда как уделенное дали подержать, не более того.
С доляхами всегда происходит одно и то же: ее как дали, так тут же заставили проебать. Потому что если не заставить тебя как-то проебать уделенное, ты его закуркуешь. И следущий раз как прилетит опять закуркуешь. А там глядишь и Понравится.
Стоит ясно себе понимать, что для уделяющих нету ничо страшнее, чем взятый на доляху пацанчек, которому понравилось курковать. Потому что у такого пацанчека со временем может и Набраться, — при том что кухню он знает изнутри, со всеми ходами-выходами да слабыми местами Уделяющих, и именно ввиду сих причин участники техпроцессов вокруг Заметного Сала ВСЕГДА поставлены в положение «в цеху пей хоть запейся, а отливать в грелочку да выносить даже не думай».
Такшта ВЦВ не советует тебе лезти к Большому Салу, ну его нахуй, черпануть дадут, подержать-пофоткаться тоже, а вот использовать никогда. И ваще, распечатай огромным шрифтом и повесь над кроваткой то чо ниже выделено жырненьким.
С Салом можно сделать только две вещи: либо использовать на свою семью, либо проебать в пользу чужых семей.
Ничего другого с Салом сделать невозможно.
Ну, в смысле хорошего и осмысленного, то есть такого, про которое потом не скажешь «Ну ебаный же насос, ну на что, НАШТОБЛЯТЬ! я-мудила безблагодатно перевел стока Полимеров! Лутше бы тупо раздал все мною проебаное вокзальным бомжам, и то хоть какая-то польза!! Да хули бомжы, даже если бы я занес этот мешок Полимеров в местное отделение Единой Госсии и вручил его тамошним крысам, даже такое, и то было бы лутше!!!»
А про все остальное ты скажешь именно это.

А, и вот ещо это тоже Рапичятай.
Вменяемый народишко жывет семейно не оттого, что ему так нравится, семья не червонец, это тяжелый груз и непрерывное насилие над собой и другими, — но именно семья есть единственный реально работающий способ выкружыть себе свой шматок жырка и не проебать его другим, а вырастить на нем своих пездюков. Заметь, это не «лучший из способов», он тупо единственный.