ВЦВ отвечает

Как растолковать пездюкам доброжелательное отношение тов. Сталина к лененду? Зачем он его пиарил?

Бакинского братка занесло на столицы, где он прислонился к мощной движухе фраеров, качающих режым.

Движуха была странная.

Двигалися фраера, объявившые своей целью постановку на Турме строгово чорного хода.

Это было Непонятно, однако кроме этих непонятных фраеров за Общее никто не стоял и на кипеш мужычков не сблатовывал.

Смотрел за этой движухой непонятный пассажыр Лененд.

Поначалу братела подбегивал чиста на конкретике, то инкасаторов стопанет, то чиста с мужычьем за Общее потележыт — и в каждом принцыпиальном моменте не позволял себе смотреть налево и чотко поддержывал Лененда.

Потом братела поднялся, узнал конкретику и прохавал кто на корпусе кому заносит, чей тута интерес и кто в каких отношениях с Ментами.

Конешноже, оказалося что Все Ахуеть Непросто, потомушто Турма наша этим конкретным корпусом вовсе не ограничивается, и качая режым на каком-то отдельно взятом корпусе, ты все равно пашешь на ментов, а Лененд чиста ментовская прокладка, тока не от местных корпусных ментов, а от самого Хозяена.

Братела подумал чо ему делать, прислоняться или нет, и таки решыл бодаться с этой блядвой.

Объявлять сохатине что местный блаткомитет стукачье и крысы он не мог — мужычье как всегда неодупляло чо творицо на корпусе, и хавало порожнину, которой блаткомитет всегда подписывает мужычье на какую-нибудь движню.

Завиноватить фраерский блаткомитет в глазах мужычья означало переобувку в воздухе и полную потерю состоятельности братка, полученой в ходе именно этой конкретной фраерской движни.

Тады братела стал помалу заземлять местную фраерню, лишая Лененда евоной пристяжы.

А когда Лененд завернул ласты, братела пролез в бугры и поставил на своем корпусе уже настоящий чорный ход и развернул Общак на мужычье.

О нюанцах мужыков никто в курса не ставил, потому как а зачем оно. Кто понимает, тот и сам все понимает.